Feel so good
Женщины, вино и музыка – что может быть лучше, драгоценная вы моя королева Марго? Ну разве что в иной последовательности – вино, музыка и женщины. Если быть более точным – женщина, одна, она же единственная и неповторимая. То самое дополнение меня самого до существа совершенного. Ибо без неё, я всё тот же андрогин Платона – человек лишь наполовину. Другой вопрос- это то, что женщина эта может быть каждый раз другая. Просто смотря по обстоятельствам. Просто в силу несовершенства предыдущей. И моего собственного. Что поделаешь, Марго – жизнь несовершенна, мы сами несовершенны, и уж тем более несовершенны окружающие нас человеки. Причём окружающие как раз в такой степени, будто и недочеловеки вовсе. Вот и остаюсь я один такой - человек. Слабый, немощный и глупый… Один. Нормально. Естественно, как у Камю – каждый умирает в одиночку. А я умираю каждый день как будто заново. И каждый раз настолько же мучительно и бестолково, как и предыдущий. Дела моего дня губят меня, и то что дарует вдохновение – оно же несёт смерть. Я не против. Просто не стоит мешать мне.
Сижу рассматриваю фото случайно скачанное, в связи с Козарчанкой Жоржа Скрыгина. Видать после награждения. Число 4 мая 1945 года. Нормальные русские бабы. Чисто славянские лица. Не блещут ни тонкостью профиля, ни длинной пальца, даже бюст практически у всех весьма скромно обтянут форменной гимнастёркой. Но что поразительно, что потрясающе до невозможности- винтовки со снайперским прицелом в их руках и фасад гимнастёрки весь в орденах и значках отличия! Те существа, что самой природой приспособлены дарить любовь и продолжение жизни- методично и весьма успешно, судя по количеству наград – убивали нормальных здоровых мужиков- немцев, румын, венгров – всех, кто оказался в перекрестии их прицела. Очень даже запросто – прикинуть дистанцию, поправку на ветер, просчитать следующее движение и на счёт два, на выдохе нажать курок… Всё так, как нас учили в Забайкалье, всё так, как мы делали после, но тогда ещё не было, а уже через пару лет – лучшими снайперами среди аборигенов станут женщины – они не суетятся, не волнуются, они умеют сосредоточиться, и не увлекаются противоборством – быстро уходят, и как не в чём не бывало стирают дитячьи подгузники и варят кашу старикам.